Факультет архивного дела


Автобиография Заведующего кафедрой Истории и организации архивного дела, профессора Е.В. Старостина



       

Родился я в городе Соль-Илецке 4 ноября 1935 г., куда мать приехала из Москвы к мужу Старостину Василию Николаевичу, который по партийной путевке строил Магнитогорск. Мать Мария Петровна Старостина (Михайлова), врач по профессии была дочерью известного московского детского врача П.П.Михайлова. Возможно, и я пошел бы по этой стезе, но вмешалась война. Отца, батальонного комиссара в сентябре 1942 г. убивают на Ржевском фронте. Мать, которая пропадала дни и ночи в военных госпиталях, записывает старшего сына Николая и меня в только что открывшиеся суворовские  училища. С 1945 по 1956 гг. я учился в Кавказском Краснознаменном суворовском офицерском училище, которое находилось сначала в Майкопе, а затем во Владикавказе. Получив прекрасную военную, физическую подготовку и две лейтенантские звездочки на погоны я выбрал местом будущей службы   Дальневосточный приморский край. Два года службы командиром взвода в Советской армии убедили меня в абсолютной бесперспективности военной карьеры. Воспользовавшись неумными хрущевскими сокращениями армии, я демобилизовался из армии летом 1958 г. и сразу поступил в МГИАИ. Голова требовала интеллектуальных нагрузок, и я их получил сполна, погрузившись целиком в учебу. Одновременно с МГИАИ я поступил на педагогический факультет Высших 5-ти годичных вечерних курсов иностранных языков (французский яз.). В армии я потерял пять лет и старался догнать упущенное.

         Учеба, иностранный язык и спорт (я тогда играл за команду мастеров в МОЛМИ в гандбол) отнимали все время. Выдающийся лектор и коллекционер способных ребят С.О.Шмидт, встретив меня как - то в коридоре, пригласил на заседание кружка. Выступал Сережа Каштанов и, естественно, я стал верным сигуритом. Хотя одновременно вместе с Виктором Муравьевым, Леной Швейковской, Иосифом Беленьким и др. посещали кружок по западноевропейскому просвещению у Ф.А.Коган-Бернштейн. На четвертом году обучения французскому языку мои знания позволили мне завербоваться переводчиком в группу советских геологов, отправлявшихся в Гвинею.   В этой далекой африканской стране я работал немногим больше года, и если не намного усовершенствовал свои знания французского языка, то частично решил квартирный вопрос. Моей женой стала студентка МГИАИ из разряда отличниц Инна Смирнова, с которой мы собираемся отметить скоро золотой юбилей.  Диплом «П.А.Кропоткин как историк Великой французской революции» я писал у С.О. Шмидта.(1964). Этот исторический персонаж стал основной темой будущей кандидатской диссертации. Отработав чиновником год в Минвузе СССР(там я вступил в ряды КПСС), я перешел на преподавательскую работу в МАДИ на факультет иностранных граждан., где в течение почти 10 лет читал им лекции на французском языке по русской истории.

      Защита кандидатской диссертации «Источники о жизни и деятельности П.А.Кропоткина…»  состоялась после учебы в заочной спирантуре    в мае 1972 г. , во время которой Н.В.Бржостовская предложила мне продолжить чтение ее курса «архивы и архивное дело в зарубежных странах».Таким образом с января 1973 г. я снова возвратился в Альма-Матер, но уже на преподавательскую должность. Не могу сказать, что история архивного дела очень привлекала меня. Я себя рассматривал, как историка общественной мысли России, русского народничества, анархизма. Но впоследствии и в этой области знания я обнаружил чрезвычайно интересные темы, изучение которых требовали глубокого образования и источниковедческого мастерства.    В области зарубежного архивоведения я сосредоточился на изучении историографии, зарубежной архивной россики, теоретических проблем архивной теории.

        Смягчающийся постепенно идеологический прессинг позволил в 1978 г. закончить Высшие 3-х мес.архивные курсы в Париже, в 1984 г. поработать экспертом ЮНЕСКО в Лаосе и в 1988 г. прочитать цикл лекций в университетах Бельгии. Учеба и работа за рубежом позволили де факто познакомиться не только с выдающимися западными архивистами, но и с фактическим    положением дел в области архивов зарубежных стран. Материал для докторской диссертации  по зарубежному архивоведению практически был готов. Перестройка, приход Ю.Н.Афанасьева к руководству в Институте, и политизация учебного процесса, конечно, затормозили процесс моей научной работы. К этому следует добавить возросшие административные нагрузки. С 1981 г. после ухода по возрасту В.И. Вяликова меня назначили заведующим кафедрой ИОАД. Старики (В.В.Сорокин, Г.А.Дремина, В.Н.Самошенко) постепенно уходили. Появлялась талантливая молодежь в лице – В.Е.Седельникова Т.С.Волковой, С.В.Черткова, Т.И. Хорхординой)  Можно было строить новые планы, искать другие пути решения научных проблем.  Много времени и сил отняла у меня работа выбранным директором ИАИ с 1992 по 1996 гг. В последние годы я все больше и больше склоняюсь к мысли, что этот выбор был с моей стороны ошибкой. Внутренне я противился той политике в Университете, которую проводил  ректор. Однако кое-что удалось совершить: мы сохранили институт,  восстановили, а, по существу, заново создали факультет технотронных архивов, возвратили факультет документоведения, сберегли заочное и вечернее образование и т.п.

    В 1992 г. я получил звание профессора, а через три года защитил докторскую диссертацию по зарубежному архивоведению. Надо отдать должное Ю.Н.Афанасьеву, который, зная о моем настроении, никогда не применял репрессивных мер.  В 90-е годы я создал при кафедре Центр архивных исследований, который приступил к разработке трех научных проектов: зарубежная архивная россика, архивы Русской Православной Церкви и документы по истории еврейского народа в архивах России, Украины и Белоруссии. По всем направлениям изданы монографии и тома путеводителей.  У кафедры установились хорошие профессиональные связи с французской Школой хартий (Б.Дельмас), с архивистами Украины (И.Матяш) и Белоруссии (М.Шумейко) и США (Ф.Блуин). С французскими архивистами удалось открыть совместную специализацию по «истории, культуре и архивам Франции» и магистратуру по  «истории и новым технологиям». За труды по истории Франции в 2006 г. был награжден французским правительством орденом почетного легиона по литературе и искусству.

       Через аспирантуру кафедры ИОАД прошли около сорока диссертантов, из них 25 защитились под моим руководством. Трое из них стали докторами исторических наук. В настоящее время готовлю к изданию Международный путеводитель по Архивам РПЦ, хранящимся на Украине, Белоруссии и России. На это совместное издание ушло около двух десятков лет работы в хранилищах десяти стран Европы, Америки и Азии. Издал более 200 трудов: статей, докладов, сборников документов, монографий на на русском, украинском, белорусском, французском, немецком, валлонском, английском языках. Наиболее полезным из моих трудов считаю учебник, изданный совместно с Т.В.Волковой, Т.И.Хорхординой  по российским архивам.(DVD) Часть которого опубликована отдельной монографией. И статью,  вошедшую в уч.пособие «Архивы РПЦ»(2011) - «Библия и архивы», рассматриваю как самую значительную из моего научного наследия. Конечно, и 47 выпусков студентов ИАИ тоже кое-что значат. 

 Е.В. Старостин

14.03.2011 г.