18.07.2015

Преступление без наказания

-Вик. Там принимают.

В кромешной тьме чердака я нащупывала ногой старую, прогнившую трубу, чтобы не потерять равновесие. Капитальный ремонт вряд ли когда-то касался этого дома, построенного ещё в Стране Советов. Свет бьёт в глаза, и сразу же становится понятной фраза моего спутника: нас действительно принимают… Сотрудники полиции. 

Два года прошло с тех пор, как мне в голову впервые пришла мысль сделать репортаж о руферах. Тогда, на первом курсе журфака, казалось, что снимать (писать) надо обязательно о чём-то неординарном, дерзком и противозаконном. И вот я снова иду по улице с одним из героев моего первого репортажа. Пока ехала на встречу - не сомневалась: придётся лезть на крышу. Ну, а что ещё делать?

- Только, пожалуйста, давай, чтобы никто не упал, и убегать не пришлось, - умоляю я старого знакомого на подходе к дому.

- Да знаю я, с кем и куда иду, - обнадёживает он.

Как и в прошлый раз, проникнуть в дом не составило труда – запросто входим вместе с жильцами. Расположение дома крайне удачное: вид открывается практически на весь центр города. Поднимаемся на последний этаж, и вот она – расположившаяся в низком проёме железная дверь на скрипучей пружине. Наверх ведёт узкий тоннель с торчащими проводами, кусками некогда бывшей там лестницы, трубами и гнилыми досками. «Ну, раз уж подписалась на это – лезь!», - думаю я, вытирая любимым красным пальто пыль чердака. У самого выхода на крышу замечаю огромную груду бутылок: видимо, место привлекает не только отчаянных победителей страха, но и алкашей. А затем и ещё сюрприз – на крыше уже кто-то есть.

- Ну и что? – безразлично отвечает на мой испуганный шёпот спутник. - Залезай. 

Оказалось, что опасное и незаконное занятие – весьма популярно. На крыше, помимо нас, ещё человек десять руферов: девушек и парней моего возраста, а то и младше. И каждый норовит залезть на шпиль (стараясь при этом ещё и не держаться руками). Вспоминаю свой первый репортаж на эту тему и данные там разъяснения психолога про подростковую жажду осознать границы своих возможностей. И, стоя в сторонке, постепенно проникаюсь разочарованием: а где же протест, романтика и самовыражение? Ну ладно, зато хоть закат красивый посмотрю. (Так и писала потом в полиции: «хотела посмотреть на красивый закат». )Уже стоя на лестничной клетке, под дулом табельного оружия и насмешливым взглядом полицейского, не могла избавиться от тошнотворного ощущения фарса всей этой ситуации. 

Дождавшись последнего члена нашей горе-компании из совершенно незнакомых молодых людей, следую за сотрудниками правоохранительных органов. Успокаивая себя мыслью, что любой журналист должен на личном опыте оценить работу полиции, всё же проклинаю себя за то, что ввязалась в это. К слову сказать, моя попытка включить девичье обаяние не увенчалась успехом – просто так меня никто отпускать не собирался (зря наговаривают на работу оперативников в нашей стране). Зато в машине сотрудники районного отдела, демонстрируя разнообразные здания, советовали в следующий раз покорять их - уверяя, что вид там красивее. 

В отделении обыскивать меня не стали, попросили выйти в коридор. 

- А вы-то как тут оказались? – сочувственно спрашивает участковый.

- Случайно, - искренне убеждаю я.

После обыска ребят на предмет наличия нацистской атрибутики и незаконных предметов, меня впустили обратно. В комнате с большим количеством столов и стульев нам раздают листы – писать объяснительные. Кто, когда, во сколько, где и, главное, зачем. И тут выясняется удивительный факт: оказывается, все мы заранее знали о доступности именно этой крыши. Откуда? Из интернета.

- Хотите сказать, в интернете есть такая информация? Вы вообще нормально себя чувствуете? – раздраженно спрашивает самый молодой (и оттого, быть может, самый суровый) оперативник. 

- Да, – спокойно отвечают привыкшие к такому общению руферы (в объяснительных дружно написавшие: «хотели сфотографировать закат»). 

Всё кончилось, в общем-то, неплохо: нерадивых «фотографов» отпустили восвояси: продолжать рисковать молодыми жизнями, пока не надоест. Я же, сердечно попрощавшись с сотрудниками правоохранительных органов, отправилась обдумывать свое приключение в ближайшее кафе.

И, прежде всего, решила проверить, действительно ли о доступности крыш Москвы можно прочитать в Сети. Оказалось, что информация есть не только на тематических форумах, но и на самых популярных сайтах. В разделах «развлечения для романтичных натур» предлагаются целые списки открытых крыш. (Более того, можно даже найти инструкцию: как проникнуть в подъезд, как заговорить зубы несговорчивой консьержке…) То, что когда-то было необычным и страшным, превратилось в модное развлечение.

А ведь идея действительно была когда-то свежей и захватывающей: молодые, не знающие страха романтичные натуры. Вот только то, что наблюдала я, выглядело уже, скорее, как карикатура. По-глупому «бесстрашные» школьники и студенты, бессмысленное задержание… И стало как-то обидно и за идею, и за романтику, и … за напрасно испачканное любимое красное пальто.

Виктория Дёгтева



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru