18.02.2015

«ДО СВИДАНЬЯ, МОЙ ЛАСКОВЫЙ МИША…»


«После январского потепления многие подмосковные леса

наполнились проснувшимися от зимней спячки животными.

Соблюдайте безопасность в лесу и приграничных территориях».

(Из сообщения «Интерфакса»)

«… Больше всего таких вот сонных барсуков, ёжиков и медведей, конечно же, можно встретить в национальном заповеднике «Лосиный Остров», - подумал я и, вместе со своей собакой, направился именно туда - дабы узреть экологическое бедствие своими глазами.


Улицы посёлка Варежки

Посёлок Варежки встречает пустынными улицами и тёплым ветром. Всё покрыто хлопьями мокрого снега. Нигде не видно следов пребывания человека: только домики виновато выглядывают из-за заборов, да отпечатки протекторов шин на дороге напоминают, что всё-таки тут живут люди. Никто не осмеливается выйти на улицу и пешком прогуляться до магазина – рядом с населённым пунктом расположен лес, в котором голодные животные ищут себе еду.

Граница

Две минуты ходьбы, и я оказался на границе, отделяющей посёлок от леса. Из леса доносился треск падающих деревьев, звук ломающегося льда и прочие пугающие звуки. Утешало лишь то, что находился я на вполне оживленной дороге: вряд ли животные рискнут вплотную приблизиться к ней - их испугает звук машин… да и сам я довольно быстро бегаю.

«Барсук»

Внезапно мой Розенфорд громко залаял и уткнулся носом в сугроб. Подбежав к нему, я обнаружил подозрительно большие следы.Немножко подумав, я решил считать их следами барсука. Вряд ли это было более крупное животное. Набравшись храбрости, я отправился дальше в лес: ботинки погрузились в хрустящий снег, рука крепко взялась за поводок, взгляд устремился вдаль - чтобы вовремя увидеть опасность.

Лыжня

Ориентиром мне служила старая лыжня. До Нового года в этом лесу можно было встретить катающимися на лыжах и дедушку, и маленького ребёнка... а теперь вряд ли чья-то лыжа коснётся белого сугроба. Переходя забытую и заваленную снегом трассу, я понял: человек стал незваным гостем там, где раньше был хозяином.


Синий «будильник»

Весь лес так и пестрел голубыми мазками лужиц. Один неверный шаг, и - нога по колено в воде. Провалившись в одну из луж, я представил, каково это: проснуться от потопа в собственном доме. Каково есть целыми днями рябину в окружении голодных и замёрзших сородичей. Каково чувствовать, что красные ягоды во рту и снег на твоих лапах будут присутствовать в твоей жизни ещё два месяца. И мне стало страшно: встреча с оголодавшим зверем вряд ли окажется тёплой. Тут-то, громко ругаясь и вынимая ногу из холодной воды, я и увидел «потерпевшего».


Здравствуйте!

Как хорошо, что мой Розенфорд не захотел здороваться! Собака замерла и неподвижно смотрела на медвежонка. Но Копатыч всё равно проявил к нам интерес и, пристально глядя, стал двигаться в нашу сторону. Взгляд был, похоже, добрым, но я понимал: сейчас не лучший момент для попытки завести со зверем дружбу. Плавно взяв собаку на руки (которая так и застыла в позе льва перед прыжком), я медленно стал нащупывать обратный путь. Мишка, видя, как я постепенно удаляюсь из его поля зрения, остановился и обиженно начал смотреть вслед. Подумав про себя: «Извини, я бы тебя покормил, но меня матушка дома ждёт», - я ускорил шаг. Медвежонок, громко фыркнув, развернулся на месте и начал подниматься на заснеженный холм.

Когда показалась знакомая мне лыжня, я не удержался и побежал. Выбравшись на дорогу, пожелал всем обитателям этого прекрасного леса скорого похолодания и мысленно извинился за своё присутствие. Теперь, за утренним кофе, я каждый день вместе с мамой смотрю прогноз погоды. Надеюсь увидеть желанное число: -20.

Евгений Мещанинов.



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru