Новости - РГГУ.РУ
Новости
08.10.2009

Визуальная компетенция через призму документального кино

08.10.2009

Визуальная компетенция через призму документального кино

1 октября  завершил свою работу семинар «Наши достижения: процесс конструирования имиджа Советской России в документальном кино в 1920-1930 гг.». Его проводил директор Высшей школы европейских культур РГГУ, управляющий делами Института русской и советской культуры им. Ю.М. Лотмана (Рурский университет, Бохум, Германия) доктор Клаус Вашик. В рамках четырехнедельного семинара, посвященного советскому кинематографу 20-30-х гг. прошлого века, слушателям предлагалось «потерять состояние невинного смотрения видео-кадров и обрести визуальную компетенцию». Это означало научиться понимать, каким образом кинематограф влиял на визуальную память советского человека и как этот механизм использовался Советской властью в интересах пропаганды и агитации. 

Семинар состоял из двух лекционных блоков в начале и конце сентября, и из дистанционной работы, предполагавшей самостоятельное просматривание магистрантами Высшей школы европейских культур и гостями курса большого количества советских документальных и художественных фильмов. Участники семинара учились различать и считывать скрытые в документальных и постановочных кадрах ловушки для зрителя, заставляющие его принимать те или иные убеждения. 

Чтобы приступить к поиску таких ловушек, следует разобраться, что же такое документальное кино, какое отношение оно имеет к действительности? К. Вашик предлагает рассматривать документальные кадры как зеркало, в котором в той или иной мере может отражаться реальность. Даже неподвижная, скрытая от глаз объектов наблюдения камера, не способна запечатлеть на пленке «то, что есть на самом деле». Кадры, снятые такой камерой – лишь видеоряд, но не сама действительность. Зритель 1920-30-х годов смотрит документальные кадры с точки зрения «презумпции действительности», не допуская мысли о вмешательстве автора и его возможном воздействии на отражение действительности в зеркале кино. 

Однако  это воздействие имеет место. Впечатление, которое остается у зрителя от просмотра, так называемый «риторический эффект», может быть отрегулировано создателем кино. Ракурс съемки, темп монтажа, геометрия объектов, попадающих в кадр, контраст статичного и динамичного изображения, работа звукового ряда, выстраивание сюжета в виде бинарной оппозиции «неблагополучного прошлого» и «светлого будущего» и прочие нарративные интриги, множество других приемов… Все эти уловки позволяют не только сгладить или усилить впечатление зрителя, заставить его верить, сострадать, осуждать и соглашаться, но и создать ощущение аутентичности кинокадров, их соответствия действительности. Такие инструменты-уловки были способны убедить не только зрителя 30-х годов, что «жить стало лучше, жить стало веселее», подобные ловушки работают и в наши дни, мы наблюдаем их в кино, рекламных и музыкальных роликах, видео-обращениях. 

Братья  Кауфман, Эсфирь Шуб, Всеволод Пудовкин, Сергей Эйзенштейн, Виктор Турин – как повлияли работы этих и других мастеров советского кинематографа на восприятие действительности советским человеком? Какие инструменты пропаганды эксплуатировались кинематографом в 1920-30-е годы и встречаем ли мы в сегодняшней российской действительности эти или иные инструменты манипуляции массовым сознанием? Как визуальная компетенция, обретенная через призму документального кино начала ХХ века может работать сегодня?

На эти и другие вопросы пытались найти ответы слушатели семинара. 

Т. Криштопа, магистрант I курса Высшей школы европейских культур РГГУ




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати