Новости - РГГУ.РУ
Новости
14.04.2009

"Вольный - партийный - гуманитарный университет": статья об РГГУ в газете "Московская Перспектива"

Вольный - партийный - гуманитарный университет

Московская Перспектива

Вольный - партийный - гуманитарный университет

Речь - о бывшем московском городском Народном университете имени А.Л. Шанявского (МГНУ). В 2012 году вузу под таким названием, расположенному по московскому адресу: Миусская площадь, 6, исполнится сто лет. Сегодня же его классический архитектурный ансамбль занимает Российский гуманитарный университет и занесен в столичный Реестр объектов культурного наследия. Необыкновенного. Потому как ничего подобного сродни «вольному университету» в истории высшего образования Отечества не было и нет.

Вуз «шаговой доступности»

Главная «изюминка» идеи основателя народного университета, молодого русского генерал-майора и удачливого золотопромышленника Альфонса Леоновича Шанявского состояла в том, чтобы организовать в Москве особого рода высшую школу для всех народов России. Туда без вступительных экзаменов, даже без гимназического (полного среднего) образования должен быть открыт постоянный доступ не только «простым молодым людям» вне зависимости от сословия, но и гражданам преклонного возраста.

Главный критерий отбора - только желание учиться. А какого ты возраста, пола, рода-племени или вероисповедания и т. д. не имеет значения. Тем более что А. Шанявский, озабоченный состоянием системы просвещения в России, как-то при случае откровенно сказал самому императору: «Наряду с внешними бедствиями перед страной - перспектива одичания. Правительственные школы не выдерживают толчка освободительного движения, так как целые годы в них не было правильного учения».

Правильно, по мнению А. Шанявского, значит, общедоступно. На этот счет много позднее, уже в эмиграции после октября 1917 года профессор Александр Кизеветтер, с первых дней преподававший в московском городском Народном университете историю, писал в своих воспоминаниях: «.Какая пестрая картина, какое смешение возрастов и одеяний! Во время лекций я видел сидящих рядом офицера Генерального штаба и вагоновожатого городского трамвая, приват-доцента и приказчика московского магазина «Мюр и Мерелиз», барыню с пушистым боа на шее и монаха в затрапезной рясе».

Классическая волокита

Жаль, что сам университет его основатель так и не увидел. Он скончался, не дожив до 40 лет. Зато по завещанию этот человек оставил огромную сумму денег на реализацию благородной мечты. А за два месяца до смерти 15 сентября 1905 года А. Шанявский направил в городскую Думу заявление: «Прошу принять от меня, для почина, в дар городу Москве подробно описанное ниже недвижимое имущество, дом с землею для устройства в нем или из доходов с него народного университета». 

С потерей мужа за дело энергично взялась генеральская вдова, Лидия Алексеевна Шанявская. Она изо всех сил, казалось, без устали «раскачивала», как всегда неповоротливую отечественную бюрократическую машину. Особенно тяжелым на подъем было высокопоставленное начальство из Министерства образования в Петербурге. Там никак не могли взять в толк: частное училище - это понятно, но чтобы целый университет, да еще подотчетный не столичным чиновникам, а акционерам во главе с Попечительским советом, такой высшей школы в Российской империи никогда не было.

Затея выглядела настольно безнадежной, что точку в этой бесконечно затянувшейся волоките пришлось ставить лично государю-императору Николаю II. 26 июня 1908 года за высочайшей подписью им было окончательно утверждено специальное «Положение» об организации в Москве Народного университета имени А.Л. Шанявского. Причем на условиях, которые означил в завещании сам генерал-просветитель.

В поисках проекта

На первых порах (с 1908 г.) преподаватели и студенты занимали два двухэтажных дома, принадлежавших супружеской чете Шанявских и означенных под №4 рядом с рестораном «Прагой» на Арбате. Однако по итогам первого года Попечительскому совету стало совершенно ясно, что увеличивающееся число желающих учиться на начально-подготовительном отделении (для тех, кто окончил только церковно-приходскую школу), а также «вольных студентов» академических курсов, где занятия проводились не на факультетах, а «в группах по отраслям наук», требует строительства нового, удобного корпуса. С вместительными студенческими учебными амфитеатрами и аудиториями, экспериментальными лабораториями, кафедрами, библиотекой, столовыми, даже бюро трудоустройства молодых и пожилых специалистов, а также комитетом взаимопомощи - всем, что соответствует университетскому статусу.

По предложению неутомимой Лидии Шанявской, которая безвозмездно передала на новостройку почти 300 тысяч рублей, по всей Москве объявили конкурс архитекторов на лучший проект застройки обширного участка земли на Миусской площади. К отбору лучших работ члены Попечительского совета привлекли многих знаменитых зодчих. В частности Федора Осиповича Шехтеля и академика Леонтия Николевича Бенуа. После их окончательного вердикта из 25 вариантов 5 были признаны лучшими. Их авторов даже премировали. Однако последнее слово, как всегда, оказалось за Л. Шанявской: ни один из проектов нового здания Народного университета она почему-то не сочла полностью убедительным.

Сплав зодчества и инженерной мысли

Зимой 1911 года профессор архитектуры Александр Эйхенвальд предложил на суд высокого жюри новый проект. Оказалось, попал в точку: приняли. При этом чертежи фасада и его модернистской художественной отделки, а также парадного вестибюля, фойе и главной лестницы блистательно выполнил Илларион Александрович Иванов-Шиц, а проект перекрытий разработан под началом выдающегося инженера (в будущем автора первой телебашни в Москве) Владимира Григорьевича Шухова. Это по его подсказке остекленный колпак над главным амфитеатром был оборудован управляемой электрической шторой. Стоило нажать рычажок, как аудитория превращалась в кинозал для демонстрации учебных фильмов.

Что касается непосредственно строительства, то на всех этапах им бессменно руководил А. Н. Соколов. Все у него хорошо получилось. Уже осенью 1912 года новое здание Народного университета приняло первых слушателей. Теперь в учебном корпусе могли одновременно заниматься до 4 тысяч человек в 23 аудиториях. Были построены и три амфитеатра вместимостью от 200 до 600 студентов.

Созвездие славных имен

В стенах необыкновенной, действительно всенародной городской высшей школы, как и задумывал А. Шанявский, преподавали (их приглашали по контрактам из Московского университета), к примеру, профессора - будущие академики с мировыми именами: естествоиспытатель Владимир Иванович Вернадский и минеролог Александр Евгеньевич Ферсман, физиолог Климент Аркадьевич Тимирязев и физик Петр Николаевич Лебедев, механик Сергей Алексеевич Чаплыгин, философ Иван Алексеевич Ильин и генетик Михаил Михайлович Завадовский. 

Да и среди слушателей народного университета были не менее известные личности: Сергей Есенин, Николай Клюев и Янка Купала, Анастасия Цветаева и Мариэтта Шагинян.

Коммунистический вуз

1918 год. Москва вновь становится столицей. Только теперь уже не империи, а страны рабочих и крестьян. Интеллигенция массово и к удовольствию властей устремляется за границу. Первый глава Народного комиссариата просвещения советского правительства Анатолий Васильевич Луначарский в прямом смысле разгоняет Попечительский совет городского вольного университета под началом еще не врага, но «вдовы ненавистного царского генерала», и все бразды правления над детищем «Шанявских» переходят товарищам-чиновникам.

Академическое и подготовительное отделение распускаются, а почти вмиг опустевшее огромное здание на юго-восточной (правой стороне площади) по адресу: Миусская, 6, в скором времени официально становится Коммунистическим университетом имени Якова Свердлова. Среди тех, кто не чурался читать здесь лекции - Иосиф Виссарионович Сталин (тогдашний главный специалист по проблеме национальных меньшинств), будущие казненные враги народа Лев Давыдович Троцкий (как председатель Революционного военного совета), а также Николай Иванович Бухарин.

С начала тридцатых годах прошлого столетия бывший московский городской Народный университет еще пару раз менял хозяев. Вначале здесь короткое время располагался сельскохозяйственный институт. Потом курсы советских пропагандистов. Наконец вплоть до исчезновения СССР с карты мира тут находилась Высшая партийная школа при ЦК КПСС, которая готовила идеологически правильных работников для стран так называемого «социалистического лагеря». Не помогло.

В ракурсе новых реалий

В 1991 году решением правительства Москвы знаменитое своим необыкновенно «вольным прошлым» здание передано Российскому государственному гуманитарному университету. У его парадного входа теперь торжественно установлен скульптурный памятник генералу-просветителю А. Шанявскому, а в самих стенах высшей школы возрождена великая традиция русской педагогической мысли: обучать и воспитывать студентов с позиций гуманизма, доброты и красоты.

Остается добавить, что как объект городского культурного наследия, архитектурный ансамбль по адресу: Миусская площадь, 6, находится под жестким контролем московских властей и научных реставраторов. При этом ни одно пожелание (например, провести ремонт в какой-то части здания) арендаторов даже в непростой для московских строителей кризисный период не остается без внимания. А как иначе. Это же Памятник. Великим подвижникам, достойным подражания во все времена.

Галина Кириллова




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати