Новости - РГГУ.РУ
Новости
17.06.2007

Интервью с профессором Н. Мильман-Миллер о трагедии в Вирджинском политехническом институте

17.06.2007

Интервью с профессором Н. Мильман-Миллер о трагедии в Вирджинском политехническом институте

   16 апреля 2007 года в учебном корпусе Norris Hall Вирджинского политехнического института 23-летний выходец из Южной Кореи Чо Сын Хи открыл стрельбу по сотрудникам и студентам, убив 30 человек. Немного ранее в тот же день в общежитии West Ambler Johnston им были убиты еще двое студентов. Нападавший покончил с собой. Это трагическое происшествие стало самым массовым убийством в стенах высшего учебного заведения США. «Пресс-центр РГГУ» попросил рассказать о трагедии, ее причинах, уроках, восприятии в студенческой среде и в обществе в целом госпожу Н. Мильман-Миллер, профессора, директора программы русского языка и литературы факультета иностранных языков и литературы Вирджинского Политехнического института.

В комнате Чо Сын Хи была обнаружена записка с обвинениями в адрес «богатеньких деток», жалобами на царящую в общежитии распущенность и словами «меня вынудили сделать это». Может быть, в трагедии виновато само общество, в частности, социальное неравенство в студенческой среде?

Вирджинский Политехнический институт – государственный вуз, стоимость обучения в нем рассчитана на средний класс, к которому относилась и семья Чо Сын Хи, владеющая небольшим собственным бизнесом. Он был не беднее своих сокурсников, поэтому говорить о социальном неравенстве как одной из причин трагедии не приходится.

Может быть, имели место межнациональные, межэтнические противоречия?

Не соглашусь с этим предположением. В институте учатся студенты со всех уголков земного шара, с разным цветом кожи, исповедующие различные религии. Отличительной чертой как коренных жителей Вирджинии, так и студенческого кампуса всегда была исключительная политкорректность. Сам Чо Сын Хи жил в США уже давно. К тому же, среди его жертв оказались представители самых разных народов, в том числе, и корейцы по происхождению.

Я убеждена, что основная причина подобной агрессии – тяжелое психическое заболевание. Это подтверждают все, кто был с ним знаком. Чо Сын Хи практически не общался с окружающими людьми. К примеру, с соседями по комнате в общежитии он никогда не разговаривал, лишь изредка переписывался с помощью SMS. Очень странно, порой агрессивно он вел себя и во взаимоотношениях с противоположным полом. Все профессора, у которых он занимался, обращали внимание на полную неадекватность поведения студента.

И все-таки, можно ли было предотвратить трагедию? Ведь в Вирджинии есть службы безопасности, полиция, наверное, ведет регулярное наблюдение за учебными заведениями?

Сейчас я и многие мои коллеги сравниваем это массовое убийство с цунами, с неотвратимым злом. Думаю, что предотвратить трагедию было практически невозможно. Как ни странно, убийце помогли общеамериканское законодательство, законодательство штата Вирджиния, которые не предусматривают предоставление медицинских справок абитуриентами и студентами вузов, а также желающими приобрести оружие. Информация о здоровье гражданина, тем более, о его психическом состоянии, считается строго конфиденциальной, попытка ее разглашения без согласия самого гражданина рассматривается как ущемление его прав. Насколько мне известно, даже сейчас, по прошествии полутора месяцев с момента убийства, полиция не может получить у медицинских органов полную информацию о состоянии здоровья Чо Сын Хи.

Во многом фатальную роль сыграло то, что за территорией института не ведется регулярного наблюдения со стороны полиции, за коридорами и аудиториями наших корпусов не следят видеокамеры. Институт – автономное учреждение, где чрезвычайно высоко ценится личная свобода. И даже после случившейся трагедии большинство студентов не хотят видеть над собой объективы видеокамер, не хотят ощущать себя под постоянным присмотром. Ведь в этом случае мы лишимся того самостоятельного образа жизни, которым очень дорожим, хотя иногда платим за него слишком дорогую цену.

Как вели себя во время трагедии студенты и преподаватели, они ведь должны были сопротивляться насилию?

Нужно учитывать стиль жизни нашего города – уютного, тихого, в чем-то провинциального. Люди у нас привыкли к доброте, пониманию и сочувствию в отношениях друг с другом, до момента убийства они в подавляющем большинстве никогда не испытывали на личном опыте, что такое агрессия со стороны другого человека, и как ей противостоять.

Вместе с тем, на мой взгляд, во время трагедии многие люди продемонстрировали настоящий героизм. Это касается всех без исключения преподавателей, которые самоотверженно защищали своих подопечных. Один из них, профессор Либреску, увидев приближающегося убийцу с оружием в руках, закрыл собой проход в аудиторию. Профессор французского языка, хрупкая женщина, забаррикадировала дверь в помещение, где до этого спокойно занималась со студентами, и преступник не смог ворваться и причинить им вред. Однако сама она погибла – разъяренный маньяк выпустил несколько пуль в дверь, и профессор, не успев отойти, получила смертельное ранение.

Все, кто присутствовал в институте и выжил в тот день, бесконечно благодарны за неоценимую помощь, заботу, которую им оказали не только врачи, но и все без исключения жители города, штата, страны и всего мира. Наш вуз получил огромное количество писем с выражением сочувствия и поддержки из разных уголков земного шара. Это особенно важно для тех, кто потерял в трагедии своих близких, знакомых.

Вы часто бываете в России, у вас здесь много друзей и знакомых. Как вы можете прокомментировать освещение трагедии в российских СМИ, ее восприятие в российском обществе?

Это очень интересный и в чем-то больной для меня вопрос. В последнее время я замечаю, что россияне в целом стали более жесткими, прагматичными, чем раньше. Ведь я сама родом из России, провела здесь все детство и молодые годы. Сейчас традиционные качества россиян – отзывчивость, способность к сопереживанию, почему-то иногда отходят на второй план. Это касается и российской молодежи. В еще большей степени указанные качества присущи журналистам, которые часто заинтересованы только в одном – стать авторами сенсационного репортажа о кровавом происшествии.

Вместе с тем, я очень надеюсь на то, что российское студенчество, в том числе, учащиеся РГГУ, переживают случившееся. Сейчас, когда в семьях их американских сверстников произошла непоправимая беда, искренние соболезнования, слова поддержки очень важны для американских студентов.

 




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати