Новости - РГГУ.РУ
Новости
05.12.2006

Интервью ректора РГГУ Е.И. Пивовара «Русскому журналу»

05.12.2006

Интервью ректора РГГУ Е.И. Пивовара «Русскому журналу»

 Русский журнал: Чем, на ваш взгляд, на самом деле является гуманитарное образование? Это передача специальных знаний или форма социализации молодых людей? Как сегодня соотносятся формы гуманитарного образования, школьная и вузовская?

Ефим Пивовар: Школа призвана подготовить человека к жизни, дать комплекс знаний по всем областям, включая естественнонаучные и гуманитарные, и должна реализовать воспитательную функцию, потому что человек, получая аттестат зрелости, должен быть подготовлен к жизни в социуме.

Высшее гуманитарное образование - это следующая ступень, это уже получение профессии, хотя воспитательную функцию гуманитарного образования я бы тоже не принижал. В любом образовании, в подготовке кадров гуманитарный компонент как важная составляющая всех профессий всегда должен присутствовать, но не в равной степени. Если вы готовите филолога, то остальные гуманитарные области - по крайней мере, так было традиционно у нас в России - представлены в этой подготовке гораздо меньше. Если вы готовите историков или экономистов, то наоборот. В этой связи необходимо различать разные задачи, в первую очередь профессиональные и общеобразовательные.

Я вижу целый комплекс нерешенных задач на стыке средней общеобразовательной школы и высшей школы в плане гуманитарного образования. Во-первых, это проявляется в несогласованности требований вуза и школы, и переход на стандарты, на единый государственный экзамен, пока кардинально проблемы не решает.

Тем не менее ЕГЭ - это реальный инструмент, который позволит в какой-то степени согласовать школьные и вузовские требования. При советской системе эти проблемы "загонялись" внутрь, реформа образования сделала их острее, очевиднее. Но прежние традиции сохранились. И вот тут есть огромное поле деятельности. Я считаю, что при выработке и усовершенствовании дальнейших требований к ЕГЭ можно эту нестыковку минимизировать или ликвидировать совсем. Тут есть возможности.

Другая задача заключается в том, что нам нужно совершенствовать и школьную образовательную модель, и вузовскую параллельно. Необходимо, на мой взгляд, заново пересмотреть систему подготовки кадров, вернуться к той идее, что выпускник 9-го класса - это отнюдь не подготовленный к жизни человек. Помнится, у нас было такой подход. Сейчас и президент страны, и органы управления народным образованием уже заявляют, что не только десяти, а одиннадцати школьных лет не хватает.

Третья проблема - это крайняя неупорядоченность учебного материала, учебных пособий. Такое состояние обнаруживается прежде всего в школьной практике. Например, учебники по истории для 9 класса нередко используются и в 11 классе. Кроме того, есть группа школьных дисциплин, которые требуют кардинального обновления и пересмотра. В первую очередь это касается обществознания. Необходимо дать на современном уровне блоки базовых знаний, требуемых для ориентации в современной мире, - основы права, основы экономики, основы психологии. Не получив этих знаний в школе, молодой человек нередко становится заложником вузовской системы, которая, кстати, зачастую эти знания толкует произвольно.

Четвертая задача - очень важна. Она связана с введением курса истории религий, истории мировых религий. В этой дискуссионной зоне сплелись разные аспекты, духовные, культурологические и, разумеется, политические. Религия должна воспитывать. Но как это делать, какие возможны "процедуры"? Вне школы - это один вопрос, воскресные школы, религиозные, конфессиональные. Если это в рамках школьного предмета, то вопрос требует очень аккуратной проработки в плане создания учебных планов, пособий.

РЖ: Попробуем вернуться к теме высшего гуманитарного образования. Каково состояние этой сферы в наши дни?

Е.П.: В гуманитарном образовательном пространстве есть несколько разных составляющих. Во-первых, гуманитарная подготовка гуманитариев. Условно скажем, как должна строиться гуманитарная подготовка историка в области филологии, экономики, философии или, допустим, права и психологии? Или как должна строиться гуманитарная подготовка юриста в области истории, экономики? Во-вторых, гуманитарное образование в технических вузах. Здесь очень много уровней и очень много спектров. Сейчас можно говорить о наметившейся за последние пятнадцать лет тенденции "взаимообмена": расширялся гуманитарный аспект в стандартах негуманитарных дисциплин, и, наоборот, немножко больше стало естественнонаучных циклов, предметов у гуманитариев. Но сейчас задача заключается, как мне кажется, в создании более адресных и дифференцированных программ: "экономика" для филологов, юристов и экономистов - суть разные курсы.

РЖ: А существуют ли такие стандарты? Или пока есть только универсальные пакеты?

Е.П.: Да, есть универсальные пакеты, есть обязательные предписания, которые корректируются отдельными творческими инициативами. Но на уровне страны в целом это все-таки не проработано. Даже в рамках одного вуза - допустим, классического университета - не всегда проработано.

Второй вопрос, который крайне важен: фактически, когда эта гуманитаризация начала проводиться, было выдвинуто семь направлений: история, философия, экономика, культурология, социология, политология. Приблизительно пять лет назад "старым составом" Министерства образования было принято решение, что должно быть два обязательных курса - философия и история для всех, а остальные по выбору. Это не всегда выполняется. На практике естественнонаучные или инженерные вузы нередко за счет гуманитарных дисциплин расширяют свои дисциплины, что приводит к отсутствию фундаментальных годовых курсов истории и философии.

Что касается высшего профессионального гуманитарного образования, то его структура сейчас усложняется: в нем есть традиционные гуманитарные области - философия, история, филология и так далее, а есть социальные науки "двойной природы" - гуманитарные относительно их научного цикла, но одновременно не только гуманитарные. Это области, которые имеют реальный выход в практику, - экономика, управление, право, психология, социология, политология, конфликтология, а применительно к нашему вузу это и архивоведение, документоведение, защита информации и др.

РЖ: Последнее время мы наблюдаем процесс смещения, разрушения границ между дисциплинами. Как это сказывается на гуманитарном образовании? Куда прописать ту или иную дисциплину, экологию, например?

Е.П.: Экологию все направления считают теперь "своей". Я, кстати, думаю, что гуманитарная экология должна быть легализована и уточнена как отдельная область подготовки кадров. Сейчас происходит симбиоз наук, в которых трудно отделить гуманитарные пласты от негуманитарных, что ведет к слиянию гуманитарного и естественнонаучного знания, к появлению новых "пограничных полей", требующих новых методов работы. В западном представлении под гуманитарным знанием понимается блок, куда входят только фундаментальные гуманитарные знания. К примеру, социальные науки, право и экономика не считаются гуманитарными. Они считаются социальными. Мы в нашей традиции понимаем гуманитарное знание шире.

И все же, если рассматривать два блока - гуманитарный и социальный, у них несколько разные задачи в высшей школе. Первый блок, кроме фундаментальной значимости, имеет еще другую сторону - воспитательную функцию. Но под воспитательной функцией я понимаю не функцию пропаганды, как в старые времена, а именно воспитание подрастающего поколения, его подготовку к активной социальной жизни, что предполагает толерантное отношение к другим культурам, представление об ином, уважение к себе и к своим корням, к своим истокам. Все эти элементы социализации должны учитываться. Социальные же науки больше ориентированы на подготовку кадров для социальной практики.

РЖ: Вот вы очень точно говорили о том, что в гуманитарном образовании, в гуманитарных знаниях очень сложно провести границу. Являются ли гуманитарными специалистами, например, социолог или социальный работник?

Е.П.: Социология в нашей стране, например, тоже вышла из фундаментального гуманитарного знания. Первые отделения социологии были на философских факультетах. Любая наука, имеющая отношение к проблемам человека и общества, гуманитарная. И это бесспорно гуманитарная область. Но есть и пограничные звенья, где трудно отделить разные сферы. К примеру, историческая география - это и история, и не история. Есть и другие пограничные области между гуманитарным знанием и естественнонаучным. Экология находится на стыке наук о природе и обществе. Защита информации напрямую связана с физикой. Или архивное дело: оно включает в себя и сохранность документов, и консервацию памятников, и элементы климата в архивах. Такие области можно найти где угодно. И я думаю, что они появятся и на границе с химией, и, может быть, даже будут когда-то и с физикой. Таких областей очень много, и это нормальный процесс. Строго говоря, и естественнонаучные области интегрируются с гуманитарными. Вот мой диплом был посвящен математическим методам в истории. Это что? Это, конечно, история. Но мы занимались проблемами, связанными с теорией вероятности. Это было, между прочим, еще в 60-х годах прошлого века. Так что нельзя сказать, что происходящее сейчас - какое-то новшество. Это было и будет всегда. Это единый, общий процесс.

РЖ: Где и как востребовано сегодня гуманитарное образование? Какие задачи ставит перед гуманитарным образованием общество и государство? Может быть, нет смысла говорить о гуманитарном образовании как об отдельной составляющей, а правильно говорить о некоем образовании или высшем образовании в целом?

Е.П.: Отчасти в необходимости самооправдания виноваты сами гуманитарии, потому что под влиянием политики - или, я бы сказал, не политики, а политиканства - гуманитарии идеологически обслуживали власть в прошлом. Это видело общество. И общество, конечно, подозревает гуманитариев в прислужничестве, а гуманитарии до конца себя оправдать еще не смогли.

Я бы говорил об инерционном скептицизме, который, кстати, сказался и в отсутствии гуманитарных направлений в перечне программ приоритетных направлений развития образования и науки в стране. Симптоматично, что пока в инновационных образовательных проектах гуманитарные области почти не получили никакой поддержки. Причина здесь в том, что общество не совсем перестроилось, и сами гуманитарии не доказали еще в полной мере, насколько они важны.

РЖ: Каковы мотивы получения гуманитарного образования у сегодняшней молодежи? Какие критерии выбора направлений можно выделить?

Е.П.: Пока никто не отменял естественные условия выбора, которые формируются еще в школе, где, к примеру, работает учитель, способный увлечь своим предметом. Поэтому призвание или интерес к предмету формируется с детства, на него можно в какой-то мере повлиять, но все-таки это важный фактор. И конечно, к нам приходят и проходят через все тернии ребята, которые хотят быть специалистами в какой-то области. Настаивают и добиваются. Это первое.

Второе. Конечно, сейчас сложился целый сектор на стыке различных гуманитарных областей, который увлекает молодежь. Есть спрос на психологов, на правоведов, на управленцев разных уровней, на документоведов, на целый ряд прикладных специалистов, образование которых включает гуманитарный компонент.

Кроме того, гуманитарные области постоянно предлагают новые места. Стремительно развивается социальная сфера, все средства массовой информации, электронные и традиционные.

РЖ: Существует точка зрения, что гуманитарное знание - и, как следствие, гуманитарное образование - в России, Европе и Америке переживает сейчас нелегкую полосу кризиса.

Е.П.: Кризис науки - это нормальное явление, предполагающее дальнейший скачок. Причины кризисов разные. Есть кризисы, которые порождены внешними факторами. Нестабильная экономическая, политическая, демографическая ситуация в стране вызывает кризис. Бывает кризис, порожденный сменой поколений, возрастными факторами.

В каждой области есть свои болевые точки, нельзя сказать, что, допустим, в социологии они есть, а в истории их нет, в философии есть, а в филологии они отсутствуют. Это не так. Некоторые болевые точки связаны с динамикой запросов общества, вкусовых ориентаций, сменой канонов моды. Вот, например, в последние десятилетия был очень популярен целый ряд социальных областей. Эта мода порождалась развитием самого общества. Условно, мода на юриспруденцию, мода на управление, на экономику. Но это было необходимо. Ведь формируется совершенно другая экономика, она не похожа на советское прошлое. У нас совершенно другое право. Совершается переход к правовому обществу. Этот путь еще не завершен. И управление другое. У нас частная собственность, и в этом многообразии механизм принятия решений на каждом уровне требует гибкости. Это совершенно другие задачи.

Другой пример. Раньше историко-архивоведение пользовалось большим спросом, потому что многие выпускники, желая получить хорошую гуманитарную подготовку, кончали именно этот историко-архивный институт. К примеру, у нас учился Э.Радзинский, он историк-архивист по образованию, но также он и литератор, и журналист, и работник телевидения. Сейчас в архивоведении возникло новое направление, потому что появляется все больше и больше корпоративных, частных структур, которым тоже нужно организовать делопроизводство и архив. Для них это жизненно важно. Если у них будет плохой архив и плохое делопроизводство, они могут просто погибнуть. И наши выпускники стали по-новому востребованы. Сама жизнь вносит коррективы, прогнозировать которые два десятилетия назад было трудно.

Сформировалась и еще одна отрасль, в которой востребовано гуманитарное образование. Я имею в виду бум в области туризма. Эта сфера абсолютно приватизирована, там нет ни одной госструктуры вообще. Крупнейшие вузы гораздо позже стали заниматься этой сферой. Гораздо раньше в этой части образовательного рынка сориентировались специализированные структуры, готовящие специалистов, образование которых лишено гуманитарной фундаментальности. Сейчас, видимо, будет новый всплеск, когда передовые вузы придут в этот сектор. Процесс очень интенсивный, идет по нарастающей, следовательно, нужно готовить кадры для этой ниши.

Далее. Чем динамичней будет развиваться региональный сектор, тем больше будет потребность в краеведении высокого уровня. И вот это краеведение, которое раньше было почти что хобби, станет областью подготовки специалистов нового качества. Сюда можно отнести и москвоведение, и петербурговедение, территориальные различия не столь существенны.

РЖ: Как вы видите политические стратегии в области гуманитарного образования?

Е.П.: Политическая стратегия страны - это поворот к человеку с точки зрения задачи повышения качества его жизни. На это нацелены, строго говоря, все национальные проекты, предполагающие кардинальное изменение качества жизни. Это очень хорошо, потому что в истории нашей страны такая ключевая задача ставилась крайне редко. А качество жизни без гуманитарной составляющей бессмысленно. Поэтому я считаю, что наша политическая задача - организовывать это качество жизни прежде всего через гуманитарную составляющую, создать условия для реализации масштабных проектов в данной области.

 

Беседовала Елена Пенская, д.ф.н., профессор ГУ-ВШЭ,

4 декабря 2006 г.

 

С электронной версией интервью можно ознакомиться на сайте www.russ.ru

 




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати