Новости - РГГУ.РУ
Новости
25.05.2005

Французский семинар

25.05.2005

Французский семинар

25 мая в рамках Французского семинара (ИВГИ) состоялся доклад В.А. Мильчиной «Автобиографическая проза Бенжамена Констана».


Французский семинар

Бенжамен Констан (1767—1830) вошел в историю как публицист, "взявший на себя политическое воспитание европейского континента" (Н.И.Тургенев). Но в докладе В.А.Мильчиной был представлен другой Констан – тот, у кого Пушкин заимствовал формулу "но чтоб продлилась жизнь моя, я утром должен быть уверен, что с вами днем увижусь я"; тот, кто "первым показал раздвоенность человеческой психики, соотношение сознательного и подсознательного" (А.Ахматова); тот, кто писал о себе с насмешкой: "Что я за глупая тварь! Влюбляю в себя женщин, которых сам не люблю. Затем внезапно любовь обрушивается на мое сердце ураганом, и связь, начатая скуки ради, переворачивает всю жизнь! Статочное ли это дело для человека умного!" – но влюбляться не переставал. Среди героинь доклада – прославленная писательница Жермена де Сталь и не менее прославленная красавица Жюльетта Рекамье. Свои отношения с ними Констан описал в дневнике, в письмах и в автобиографических сочинениях, которые долгое время оставались неопубликованными; если "Моя жизнь" (рассказ о первых 20 годах жизни) была впервые издана в 1907 году, то повесть "Сесиль", которую сам Констан называл продолжением "Адольфа", была найдена лишь в середине 1940-х годов и напечатана в 1951 году, а последняя по времени публикации (и первая по времени написания) маленькая повесть-дневник "Амелия и Жермена" увидела свет в 1952 году. Ни одно из этих произведений никогда не переводилось на русский; они войдут в подготовленный докладчицей сборник Констана "Проза о любви". "Сесиль" или "Моя жизнь" – произведения хотя и незаконченные, брошенные буквально на полуслове, но все-таки отделанные так, как будто Констан считал возможным их появление в печати.


Французский семинарФранцузский семинар

Однако в сборник вошли и тексты, которые Констаном для печати не предназначались ни в коем случае: дневниковые записи с сентября 1814 по начало 1816 года и письма к Жюльетте Рекамье этого же периода. Дело в том, что в сентябре 1814 года Констан вдруг страстно влюбился в Жюльетту Рекамье, которую знал до этого добрых полтора десятка лет, и на год с небольшим эта страсть стала главным содержанием его жизни, едва ли не более важным, чем любые политические катаклизмы, включая бегство Наполеона с Эльбы и его поражение при Ватерлоо. Констан вел дневник и в другие годы , однако период влюбленности в госпожу Рекамье – период уникальный в том смысле, что нашел отражение в текстах трех уровней: в дневнике, который Констан писал только для себя (он так стремился сохранить его в тайне, что даже записывал французский текст греческими буквами), в письмах, которые он почти ежедневно обращал к предмету своей страсти, и, наконец, в написанных с ее слов и по ее просьбе, о ней, для нее и отчасти от ее лица "Воспоминаниях Жюльетты". Дневник – смесь трагедии и насмешки над самим собой, отчаянная и одновременно ироническая фиксация собственных терзаний и колебаний; письма – многословные, горячечные излияния, смесь исповеди, жалоб, угроз и шантажа. И наконец, "Воспоминания Жюльетты" – анатомия чувства, афористическая психологическая проза, написанная в той же манере, что и "Адольф". Обо всем этом, а также о том, как Констан обозначал в дневнике цифровым шифром свои вечные колебания между любовью к г-же де Сталь и желанием с нею расстаться, шла речь в докладе.
Пресс-центр



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати