Новости - РГГУ.РУ
Новости
22.10.2003

Межвузовская конференция "Агрессия в языке и речи", подготовленная Институтом лингвистики РГГУ

22.10.2003

Межвузовская конференция "Агрессия в языке и речи", подготовленная Институтом лингвистики РГГУ

20-21 октября 2003 года Институт лингвистики РГГУ провел межвузовскую конференцию «Агрессия в языке и речи», на которой был обсужден широкий круг вопросов, связанных с проявлением агрессивности в коммуникации, художественной литературе, СМИ и PR-продукции, различных узких социальных обществах. Вступительным словом конференцию открыли директор Института лингвистки РГГУ проф. М.А. Кронгауз и декан факультета теоретической и прикладной лингвистики РГГУ проф. И.А. Шаронов - председатель организационного комитета конференции.

Речь в первую очередь шла об агрессивности как о нарушении этических и эстетических прескрипций в социальном взаимодействии, также были затронуты проблемы агрессивности как об активном самопроявлении, о силе, настойчивости, упорстве, рассматриваемых с позитивной точки зрения в современной, преимущественно западной социальной культуре.

В проблематику конференции были включены вопросы семантического и лексикографического описание слов, выражающих агрессию; описания стратегий поведения в зависимости от ситуации и отношений между коммуникантами; агрессивного поведения с позиций речевого этикета и принципа вежливости; языкового характера, а также жестовые средства выражения агрессивности.

С докладами выступили

  1. Ратмайр Р. «“Пробивные” стратегии на деловых переговорах как пример “положительной” завуалированной агрессивности».
  2. Протасова Е. «Передача “Слабое звено” на российском и финляндском телевидении».
  3. Крейдлин Г.Е. «Мужчины и женщины в диалоге (невербальная агрессия как тип поведения)»
  4. Дасько А.А. «Международный университет природы, общества и человека».
  5. Морозова Е.Б. «Агрессия в бытовой коммуникации: ситуация “гость-хозяин” в русском языке и русской культуре».
  6. Валеева Н.Т. «К вопросу жаргонного словообразования в современном русском языке»
  7. Кастлер Л. «“Отрицательная” и “положительная” вежливость: различные стратегии речевого взаимодействия».
  8. Апресян В. «Замаскированная вербальная агрессия».
  9. Сахарова О.В. «Агрессивная реакция как ксенологическая проблема в коммуникативном пространстве Киева».
  10. Шаронов И.А. «Агрессивные стратегии в косвенных речевых актах».

Рената Ратмайр. «“Пробивные” стратегии на деловых переговорах как пример “положительной” завуалированной агрессивности».

Жанр деловых переговоров характеризуется следующими признаками: при общей предпосылке глобальной совместимости интересов (например купля-продажа компьютеров), по конкретным деталям интересы участников расходятся (цена компьютеров). Но поскольку оба партнера хотят добиться взаимовыгодного компромисса, они на центральном этапе деловых переговоров применяют как “пробивные”, так и нивелирующие стратегии. Нивелирующие стратегии пропитаны элементами вежливости, “пробивные” же можно рассматривать как выражение агрессивности в смысле активной попытки добиться своих целей. Агрессивность такого типа в ситуации переговоров - явление не отрицательное. Его требует сама ситуация и владение этим искусством - необходимая способность опытного и успешного переговорщика.

В докладе на примере 12 деловых и кооперационных переговоров, записанных в 90-ые годы, анализируется набор таких “пробивных” стратегий. К ним относится, например настаивание: перифразирование, возвращение к теме и т.п. Успешные “пробивные” стратегии только в редких случаях носят явно агрессивный характер, гораздо чаще агрессивность завуалирована.

_______________________________________________________________________

Протасова Е. «Передача “Слабое звено” на российском и финляндском телевидении».

В психологии агрессивное поведение характеризует человека, который не может приспособиться к окружающей обстановке (адаптироваться), согласовать свое поведение с другими, удовлетворить требования и ожидания участников (Б. Басс, Р. Дюрки, Л. Почетбут). Практически это выражается в повышении голоса, отсутствии самоконтроля (в выборе выражений, жестах и мимике), применении физической силы для отстаивания своих прав, совершении мелких тайных гадостей в отношении другого человека, асоциальном поведении. обиде, употреблении ругательств, резких движениях, мизантропии и т.п. Посмотрим, как эти принципы проявляются в телевизионной передаче, носящей в принципе агрессивный характер; суть передачи - заставить незнакомых друг другу людей при помощи интеллектуальных усилий набрать некоторую сумму денег, выбрать наиболее слабое звено, в результате игры только один человек получает всю сумму. Ее исходный вариант - ”The weakest link” - существует на ВВС, ведущая Энн Робинсон - важная персона, создавшая себе определенную репутацию; среди ее реплик много оскорблений, которые обращены к образованию, личным пристрастиям, весу участников. В правилах передачи записано, что высказывания не должны быть незаконными, беспокоящими, дискредитирующими, оскорбительными, угрожающими, вредящими, неприличными, богохульными, сексуально ориентированными, расистскими или иным образом предосудительными. В процессе адаптации передачи к разным национальным изводам основные управляющие реплики не меняются, как и дизайн студии. Как ни странно, передача имеет свои варианты даже для англоязычных стран (Новой Зеландии, Соединенных Штатов, Австралии), а в Ирландии ее ведет мужчина.

Сравнение финляндской и российской программ приводит нас к следующим заключениям:

- Русские часто противопоставляют друг другу мужской и женский интеллект, устраивают “соревнование полов”, унижают достоинство по гендерному признаку. Этот тип рассуждений полностью отсутствует в финляндской передаче.

- Финны отпускают много шуток, касающихся происхождения человека из определенного города, диалекта, на котором там говорят, стереотипов в отношении жителей этого города, существующих в сознании финнов. Этот тип шуток не представлен в российской передаче.

- Русский человек может поступить “по совести”: если ему кажется, что в процессе игры он был не совсем честен, он делит всю заработанную сумму между участниками.

- Русские часто говорят не то, что думают; финны стараются высказаться наиболее честно в рамках поставленных условий.

- Финны всегда выбирают того, кто отвечал лучше всех; русские часто ведут интригу, чтобы не дать лучшему получить приз.

- Русские часто переходят на личности, объясняя свое поражение: говорят об особенностях конкретного человека, его отношениях с ним (не взлюбил, нарочно старался.), его внешнего вида, могут сказать гадость в лицо или за глаза. Финны обычно считают, что успех или не успех - дело психологической настроенности, подготовки, имеющихся у человека знаний.

- Интонации русской ведущей более эмоциональны, передача идет в более быстром темпе; у русской ведущей более светлые волосы и более длинная юбка, чем у финской (в Финляндии вообще принято носить юбки классической длины, до середины колена, в России они, как правило, более длинные или более короткие).

- Вопросы в передачах иногда совпадают. В связи с этим интересно отметить некоторые культурно-языковые различия: так, о количестве цветов в радуге русским легко сказать, что их семь (есть голубой), а финнам, да и многим другим народам, трудно.

Иностранцы часто воспринимают русских как агрессивную нацию; русские не чувствуют этого за собой. Им кажется, что они лишь дают сдачи, когда на них нападают (этому учат с малолетства). Однако если проследить за ходом передачи, становится понятно, что несмотря на внешнюю агрессивность, финны стремятся к объективности, а русские подтасовывают.

__________________________________________________________________

Крейдлин Г.Е. «Мужчины и женщины в диалоге (невербальная агрессия как тип поведения)»

В докладе рассматриваются два типа коммуникативного поведения людей одного пола и разных полов. Это поведение, ориентированное на знание, или компетентность, то есть на выяснение общих точек зрения участников коммуникации, и поведения, направленного на доминацию одного из коммуникантов. Именно второй тип поведения связан с агрессией того из участников коммуникации, который хочет достичь доминации. В докладе обсуждаются как отдельные невербальные знаки, так и общие модели невербального поведения этого участника. Исследуемый тип поведения тесно связан с глаголами двух типов: выражающих самые общие идеи, связанные с достижением доминации (вторгаться, вмешиваться, наступать, атаковать), и обозначающие конкретные агрессивные действия (бить, ударять, колоть и др.). Большая часть доклада посвящена исследованию соотношений этих невербальных и вербальных знаков. В заключительной части работы рассмотрены некоторые проблемы, связанные с агрессивным поведением школьников.

______________________________________________________________

Дасько А.А. «Международный университет природы, общества и человека».

Доклад написан на основе проведенного эксперимента, целью которого было выявить особенности понимания и вербального выражения агрессии студентами университета возраста 17 - 20 лет. Участникам эксперимента были предложены вопросы, связанные с речевым выражением агрессии. В ходе эксперимента студентам нужно было выразить агрессивное отношение к понятиям, имеющим различный семантический объем и лексическое значение с помощью вербальных средств. Результаты эксперимента позволяют сформировать суждения, касающиеся причин возникновения и особенностей выражения речевой агрессии, а также выявить некоторые лексические и синтаксические особенности, свойственные агрессивным высказываниям. Результаты эксперимента представляют интерес для исследования метафорического представления образа объекта агрессии. Теоретической базой для проведения эксперимента послужили основополагающие труды по психологии агрессии Л. Берковица, Р. Бэрона, Д. Ричардсон, К. Лоренца.

____________________________________________________________

Морозова Е.Б. «Агрессия в бытовой коммуникации: ситуация "гость-хозяин" в русском языке и русской культуре».

В докладе предполагается рассмотреть особенности проявления возможных вербальной и невербальной агрессии в одной, весьма важной для русской культуры, ритуализованной ситуации, а именно ситуации "гость-хозяин". Под вербальной агрессией в такой ситуации мы понимаем нарушение установленных речевых коммуникативных этикетных норм, вызывающее определенный перлокутивный эффект (употребление неуместных выражений, представляющее собой вторжение в личную сферу адресата, неправильное использование или не использование ожидаемых речевых формул, пренебрежение правилами речевого этикета). Невербальная агрессия состоит в нарушении существующих аналогичных норм невербального (как семиотического, так и несемиотического) поведения - употребление не соответствующих ситуации манер, неподобающих "агрессивных"жестов, поз, мимики и т.п.

Мы будем считать, что главные составные элементы рассматриваемой ситуации - хождение в гости и прием гостей - имеют каждая четко выраженную структурную организацию, а ситуация в целом должна протекать по определенным стандартным сценариям, принятым сегодня в русской культуре (пример сценария: гость приглашается заранее, он должен прийти в назначаемое ему время, хозяин и гость проводят какое-то время вместе, между ними происходит общение, спустя определенное время гость уходит). Вербальная и невербальная агрессии обычно мотивированы разнородными нарушениями стандартного сценария ситуации. Это приход в гости без приглашения (ср. сочетания и скрытые за ними концепты незваного гостя, прийти без приглашения, визит не к месту) или намного позже назначенного время (прийти не вовремя), злоупотребление гостеприимством хозяина (загоститься, засидеться в гостях, злоупотреблять гостеприимством), приход гостя с кем-то, кого хозяин не приглашал. Агрессивно по отношению к гостю может вести себя и хозяин, пренебрегающий своими обязанностями и нормами этикета (ср. назойливо настаивать на чем-либо, пытаться насильно накормить и т.д.). Основное внимание в докладе уделено анализу вербальных и невербальных проявлений агрессии, связанных с этикетным поведением хозяина и гостя (номинациям отдельных актов, интерпретации и условиям их употребления, определению носителя агрессии, ее направления и характера).

__________________________________________________________________

Валеева Н.Т. «К вопросу жаргонного словообразования в современном русском языке»

Объектом нашего внимания - словообразовательные процессы в среде так называемого общего жаргона в том смысле, в каком данный термин используют, например, составители словаря [Ермакова и др. 1999], а именно “тот пласт современного русского жаргона, который, не являясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частотностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется (или, по крайней мере, понимается) всеми жителями большого города, в частности образованными носителями русского литературного языка.” При отсутствии закреплённости общего жаргона за определённой социальной или профессиональной группой, он сохраняет такие сугубо жаргонные свойства, как социальная маркированность, специфичность и экспрессивность лексики и фразеологии, а также особое использование словообразовательных средств.

Основными трудностями, связанными с изучением и описанием общего жаргона являются преимущественное использование жаргонизмов в устной и при этом предельно неофициальной речи; размытость и нестабильность значения, свойственная жаргонизмам; недолговечность присутствия в активном словаре, то есть крайне быстрая архаизация жаргонизмов.

Традиционно в качестве специфической функции жаргонного словообразоваия выделяется экспрессивная, в данном случае доминирующая, по мнению ряда исследователей, над номинативной. Анализ поведения относительно недавно возникшего в русском языке жаргонного суффикса -лов(о), служащего для образования существительных со значением процесса или состояния от глаголов несовершенного вида (зажигать - зажигалово; мочить - мочилово; рассуждать - рассуждалово и под.), иллюстрирует наличие у жаргонного словообразования ещё одной специфической функции, которую мы предлагаем назвать деархиезирующей. Присоединение “модного” словообразовательного форманта может обновить относительно давно возникшую основу с жаргонным значением и вновь ввести её в активное употребление.

___________________________________________________________

Л. Кастлер. «“Отрицательная” и “положительная” вежливость: различные стратегии речевого взаимодействия».

В теории вежливости, разработанной Пенелопой Браун и Стефеном Левинсоном (Brown, Levinson, Politeness, Cambridge, 1987), ставшей фактически классикой для западных исследователей речевого общения, ключевым является концепт FTA (Face Threatening Act) - «акт, угрожающий лицу». Понятие «лица» понимается, с одной стороны, как образ участника коммуникации, его имидж, с другой стороны, как его территория - в широком смысле слова, включающая не только личное пространство говорящего, его время, «оболочку» (тело и одежду), но и пространство когнитивное.

В ходе речевой коммуникации все эти различные стороны «лица» ее участников постоянно подвергается угрозам, ибо любой речевой акт может в той или иной степени рассматриваться как FTA. Поэтому вежливость, согласно теории Браун и Левинсона, заключается во взаимном желаниии защитить, сохранить «лицо» обоих партнеров речевого взаимодействия.

Учитывая эту взаимную уязвимость, любой здравомыслящий участник коммуникации старается избегать потенциальных угроз, используя при этом различные речевые стратегии. В целом, эти стратегии сводятся к двум типам:

«отрицательная» вежливость, которая заключается либо в избегании речевых актов, которые угрожали бы адресату (приказ, критика, «нескромные» вопросы), либо в их смягчении, либо в том случае, если «угрожающий акт» уже произведен, в его исправлении (например, при помощи извинения).

«положительная» вежливость, напротив, заключается в использовании таких речевых актов, которые служат «возвышению» адресата (комплимент, благодарность, приглашение и т.д.).

Автор предполагает проанализировать эти теоретические положения в применении к двум речевым актам: просьбы и пожелания. В основном, будут использованы примеры речевых взаимодействий на русском языке с привлечением некоторых данных межкультурного характера.

________________________________________________________________

Валентина Апресян. «Замаскированная вербальная агрессия»

Работа посвящена непрямым средствам выражения вербальной агрессии. Использование различных языковых средств в непрямой функции - достаточно типичное явление в языке. При построении диалога говорящий, в силу различных языковых максим, часто вынужден использовать непрямые средства для выражения того, что он хочет сообщить. Ср. использование вопросов в функции просьб (Не могли бы Вы передать соль?; Вы не знаете, который час?). Малоизученным примером непрямых речевых стратегий является имплицитная языковая агрессия. Язык располагает большим набором средств эксплицитной агрессии, однако часто они являются запрещенным приемом при построении диалога. Поэтому язык выработал большой арсенал имплицитных приемов, с помощью которых говорящий может выразить отрицательное отношение к адресату. Некоторые из этих приемов подверглись грамматикализации и лексикализации, став, таким образом, частью языковой системы русского языка. В их число входят следующие средства имплицитной агрессии: (1) использование псевдоимперативов для выражения угрозы (Поговори у меня); (2) использование вопросов для выражения раздражения, недовольства, упрека (Вы что, не видите, что написано?); (3) использование частиц для выражения неодобрения, недоверия, угрозы, упрека и пр. (эх ты, называется, тоже мне, где уж).

______________________________________________________

Сахарова О.В. «Агрессивная реакция как ксенологическая проблема в коммуникативном пространстве Киева».

Коммуникативное пространство современного Киева отражает различные социально-политические тенденции и этноспецифические стереотипы. Распространенным явлением в многочисленных коммуникативных урбанистических ситуациях является конфликтный диалог, в котором реализуются определенные стратегии агрессивного речевого поведения.

Глубинной причиной конфликта зачастую выступает ксенологическая установка: отвоевание “своего” пространства на кинестатическом или психологическом уровнях. Агрессивная реакция связана преимущественно с уязвимостью, незащищенностью личного пространства, что и порождает соответствующую стратегию поведения в различных коммуникативных ситуациях.

В диалогах, полилогах, возникающих преимущественно между случайными собеседниками, в фокусе оказывается реальная ситуация, которая и может мотивировать агрессивную стратегию поведения. Наиболее показательны в этом плане диалоги в транспорте, когда ситуативный конфликт возникает при отвоевании кмнестатического пространства. Агрессивные стратегии включают, как правило, оценочную лексику, имеющую наступательно-оборонительные функции. Социально-политическое влияние сказывается в ксенологических установках - несоответствиях “своим” по социальному, интеллектуальному или национальному признаку: (“Ишь, какая умная (грамотная) ”, “Те ж менЁ панЁ знайшлася”, “Что вы как жиды” и т.д.)

Тематический диалог объединяет собеседников, заинтересованных в обсуждаемой теме в любых ситуациях. Агрессивная стратегия мотивируется желанием защитить “свое” внутреннее пространство, противопоставляя его иному, “чужому”, а значит - неправильному . Наиболее выразительно подобные установки проявляются в обсуждении политически ангажированных проблем: национальной независимости, украинского языка и т.д Степень агрессии зависит от ограниченности “своего” пространства, желания / нежелания раздвинуть его рамки, освоить, осмыслить “чужое”. Обостренность восприятия, травматичность ситуации порождают конфликт и обоюдую агрессивную стратегию. Неравное внутреннее отношение к теме блокирует конфликт, что предопределяет одностороннюю агрессивность. Негативная оценка в подобных стратегиях представляется более изощренной, хотя ее содержание основывается на тех же национально-политических, социальных противопоставлениях: (“Вашу русскую литературу вообще африканцы создавали.” )

Следовательно, в анализируемом хронотопе агрессивность, изначально имеющая психологические корни, реализует ксенологические установки в социально-политическом, национальном ракурсах. __________________________________________________________________

10. Шаронов И.А. «Агрессивные стратегии в косвенных речевых актах».

В докладе рассматриваются стратегии защиты в одном из видов диалога - персуазивного диалога, в котором цели одного участника - всеми возможными средствами убедить, уверить собеседника в чем-либо, а цели второго - не поддаться грубому давлению на себя.

Уровень допустимости применения эмоционально-волевых и агрессивных стратегий различается в языках и культурах. Известно, что южные народы более темпераментны в общении, чем северные. Французская дискурсивная традиция тяготеет к английской, в то время как русская - к итальянской.

Косвенность как способ непрямого выражения смысла и намерений может быть использован в речи не только для выражения вежливости, но и для агрессивного, наступательного воздействия на собеседника. При ответе на речевое воздействие собеседник может использовать намек, задевающий в чем-либо качество высказывания и автора, что может послужить средством «срезания» собеседника, «выбивания атакующего из седла».

Типичным случаем косвенного РА несогласия, возражения и отказа от побуждения является ирония. В зависимости от языкового режима условий восприятия можно выделить три типа иронии - контекстную, ситуативную и диалогическую. Рассмотрим наиболее типичные стратегии диалогической иронии. Иронизирующий субъект в ответ на интеллектуально-волевое воздействие делает вид, что он убежден и согласен с собеседником, для чего он использует один из коммуникативов ряда согласия (д-да!; ну да!; да уж!; конечно! как же!; ну наверно; ну-ну, вот-вот и некоторые другие), однако способ произнесения, жестово-мимическое сопровождение высказывания и его дальнейшая аргументация переворачивают все с ног на голову. Собеседник сначала испытывает унижение насмешки, а уж потом выясняет, с чем его собеседник не согласен.




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати