- РГГУ.РУ

Программа "Лица университета" - "Образование средствами искусства"

16.03.2009

Программа "Лица университета" - "Образование средствами искусства"

В программе "Лица университета" декан факультета истории искусства, директор Музейного центра РГГУ Ирина Викторовна Баканова.

Тема сюжета: "Образование средствами искусства"

 

 Печатная версия интервью

   

Айна Межиева: Прежде всего хотелось бы отметить то многообразие событий и впечатлений, связанных с деятельностью Музейного центра РГГУ, который Вы возглавляете. Я с большим удовольствием посещала множество из них: это были различные выставки, презентации, мастер-классы и многое другое. Полагаю, чтобы придти к таким заметным результатам, с чего-то нужно было начинать. Как было положено начало деятельности Музейного центра? 

 Ирина Викторовна Баканова: Сейчас уже трудно представить, что все начиналось более  полтора десятилетий тому назад. Идея создать в гуманитарном университете нового типа музейную структуру принадлежит первому ректору РГГУ Ю.Н. Афанасьеву. Работая в Министерстве культуры России, я участвовала в переговорах по этому поводу между министерством, РГГУ и  Государственным музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Параллельно с этой работой возникали другие сюжеты, такт или иначе связанные с РГГУ. Например, самая первая публичная выставка в РГГУ была тоже  инициирована в контексте  моей работы в министерстве (я пришла туда после окончания аспирантуры и занималась кругом вопросов, связанных с творчеством наших соотечественников в разных странах): как, Вам, вероятно, известно, в девяностые годы мы начали интенсивно открывать для себя творческое наследие русской эмиграции, и мне посчастливилось  привезти в Россию из Бельгии домашний архив поэта и прозаика Аллы Сергеевны Головиной, скончавшейся в Брюсселе в 1987году. И в 1995 году в том зале, где сейчас античная экспозиция на 6-ом этаже, состоялась совместная выставка Министерства культуры России и РГГУ «Алла Головина. Из бельгийского архива». C этой первой выставки  началась здесь музейно-выставочная жизнь.  На вернисаже я получила предложение придти  на работу в РГГУ, чтобы создавать музейную структуру,  в которой бы было место не только постоянной экспозиции, но и выставочной деятельности.Забегая вперед, скажу, что по линии так называемой «Галереи русского зарубежья», которая развивалась как серия выставочных проектов,  состоялись выставки таких известных художников как Василий Масютин, Михаил Шемякин (тогда еще не вернувшийся на постоянное жительство в Россию), Эрнст Неизвестный.  А в  1997 году  на Миусской площади открылся Учебный художественный музей имени Цветаева - как отдел Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина  на территории нашего университета.В цветаевском музее на Миуссах – около 750 экспонатов (гипсовые слепки, гальванокопии, живописные копии античной живописи), которые не повторяют (за единичными исключениями) экспонаты, представленные в главном здании Музея изобразительных искусств. В учебном музее нашли место даже целые разделы, длительное время отсутствовавшие в экспозиции на Волхонке. Это слепки с произведений египетской скульптуры, с аттических надгробий IV в. до н.э., византийских и романских изделий из кости, со скульптуры Северного Возрождения.Воздавая должное И.А. Антоновой и Ю.Н. Афанасьеву, авторам идеи воссоздания на территории РГГУ  художественного музея с образовательными задачами, необходимо отметить, что их начинание  было поддержано известными учеными И.Е. Даниловой, Г.С. Кнабе, С.О. Шмидтом, Вяч. Вс. Ивановым, Л.М. Баткиным, Г.И. Зверевой, С.И. Сотниковой и другими. Кстати, Светлана Ивановна тогда возглавляла кафедру музеологии РГГУ и была деканом факультета музеологии – он позже трансформировался в факультет Истории искусства.  Именно Светлана Ивановна в 1998 г. предложила мою кандидатуру на должность декана факультета, когда мы обсуждали, как оптимизировать систему практических занятий со студентами в музейных залах.  Надеюсь, что и сегодня мои коллеги продолжают верить в то дело, которое мы когда-то начинали вместе и назвали «Образованием средствами искусства». Кстати,  теперь довольно часто приходится слышать – «образование культурой» - в разных контекстах. Но в РГГУ это рождалось не как «фигура речи», за этим конкретное дело, конкретные образовательные программы – по музеологии, культурологии, искусствоведению, дизайну. И каждая – со своими интереснейшими, по большей части – новаторскими специализациями. Ректор университета Ефим Иосифович Пивовар сделал новый  шаг в поддержку развития этого направления – с октября прошлого года на нашем факультете начал свою работу Учебно-научный центр им. А. Г. Тышлера – в поддержку  исследований русского искусства и культуры ХХ века и современного русского искусства. 

-А какая образовательная модель легла в основу факультета истории искусства и Музейного центра?

Вряд ли можно говорить о какой-то конкретной протомодели, которая относится сразу к двум структурам. Вернуться к идее университетского художественного музея почти  через сто лет надо было на новых основаниях, что стало возможным благодаря той инновационной  педагогике, которая складывается на наших глазах примерно последние двадцать лет. Совсем не случайно именно в РГГУ работают УМО по музейный специальностям, по культурологии. Создание такой образовательной среды, в которой особым звеном просвещения являются художественные музеи, - задача сложная, но, решая ее, наш университет принципиально отличается от других гуманитарных вузов России. И.В. Цветаев мечтал организовать музей при университете с учебно-воспитательною целью – так он сам формулировал: «дать учащемуся юношеству и публике необходимые средства к изучению искусств, к облагорожению их вкусов и развитию в них эстетических понятий».Но этот «его» музей был создан на Волхонке И.В. Цветаевым в 1912 году. Если вдуматься, учебная функция музея, которую задумал профессор Цветаев, так и не была тогда реализована: вы сами знаете, какие потрясения вскоре ждали Россию. Сначала - участие России в Первой мировой войне, затем революция 1917 года, Гражданская война. И фактически этот музей как учебный так и не отработал свою функцию, а ведь он так  назывался – Музей изящных искусств им. Императора Александра III при Московском университете. То есть образовательная и просветительская функции его были самыми главными.    Если Вы придете к нам в музей и заглянете в витрину на первом этаже, то обратите внимание на разные варианты программ, которые создавал И.В. Цветаев в начале XX века: для Московского университета,  Бестужевских женских курсов,  студентов Московской консерватории.  И.В. Цветаев уже тогда понимал, что образование средствами искусства вариативно: не для всех вербальный образ является ключевым в познании мира, для кого-то  главное средство самопознания и самовыражения связано с музыкой, другие мыслят визуально. Образование средствами искусства самым тесным образом связанно со способом визуального мышления – и  все это Цветаев учитывал, но на свой лад, облекая в другие словесные формы, однако в основе его представлений о современном образовании значительное место занимает именно визуальность.  Так что Цветаев и в этом опередил свое время.И знаете, Айна, до сих пор не написана полная  история искусствоведческой науки в России, не написана история преподавания истории искусства в России. Тому много причин. Но, надеюсь, та большая работа, которую ведут А.Н. Баранов и М.Б. Аксененко, сотрудники ГМИИ им. А.С. Пушкина по изучению эпистолярного наследия И.В. Цветаева, - вышел уже первый том его переписки с Нечаевым-Мальцовым, позволит более точно реконструировать роль профессора Цветаева в становлении отечественного искусствоведения.

 - Как Вы считаете, музеи, выставочные залы, памятники искусства в нашем университете оказывают положительное влияние на студентов, в частности, на  тех, кто учится на других факультетах? Помогает ли им это приобщиться к искусству?         

Вы говорите об очень важной составляющей нашей жизни, о том, как эстетизация пространства связана с нашей поведенческой моделью. Полагаю, в нашем университете совпали цели образовательные и просветительские с целью создания такой среды чисто внешней.  Оно, на мой взгляд, приучает наш глаз по-другому видеть этот мир. Фокусировка зрения дело очень сложное. Это дается с годами тренировки, когда ты учишься видеть памятник искусства по-настоящему. Не случайно у искусствоведов  есть  дисциплина, которая называется «Описание и анализ памятников искусства». Но даже те студенты, которые учатся на факультетах, не имеющих отношения к искусству, попадая в эту среду, ведут себя иначе. Такое незамысловатое наблюдение: большая часть наших студентов, не все, но подчеркиваю – большая -  старается умерить свой шаг, убавить силу голоса, проходя через залы классического искусства. Хочется верить, что студенты ценят и другое наше решение: несколько десятков экспонатов (это число меняется) расположены не в музейных залах, а в так называемых "открытых запасниках" -  в разных кабинетах и особенно  «поточных» аудиториях университета, где проходят занятия для больших групп студентов по разным дисциплинам, совсем не музейным и не искусствоведческим. Для чего это сделано? И для того, чтобы было приятно глазу, но и в надежде, что таким образом эти произведения студенты запомнят, а в будущем, попадая в разные музеи мира,  «признают» в оригиналах. Многие памятники они будут  воспринимать иначе, как мы воспринимаем давних знакомцев.

-Что Вы можете сказать о современном культурном уровне студентов, Насколько сегодняшний студент культурно развит?

Это вопрос из разряда тех, которые принято относить к системным. Отвечать на него – значит отвечать на вопрос, а каков культурный уровень  сегодняшнего общества? Это очень серьезная тема, не берусь сейчас выступать в качестве эксперта: коротко сказать об этом непросто. Если «Аудитория» организует некий «круглый стол» специально на эту тему, обязательно приму в этом участие.  Но чтобы не было впечатления, что я ухожу от ответа, скажу: рассматривать вопрос о культурном  уровне наших студентов  надо в самой тесной связи с качеством  и уровнем школьного образования и домашнего воспитания, ведь к нам приходят на первый курс вчерашние выпускники средней школы. Не хочу впадать в менторство, но Вы, Айна, и сами прекрасно знаете: у одних сформирована с раннего детства  привычка к чтению, привычка ходить не только с учителем, но и с приятелями в театр и музей. А другие с того же возраста «прикидывают» свою будущую жизнь по глянцевым журналам. Так что не скажу ничего оригинального: уровень наших студентов очень разный. В последние годы  приходят на первый курс и те, кто мечтал именно к нам, на определенную специальность, то есть студенты мотивированные, и  ребята, совершенно не понимающие, что хотят получить «на выходе». Однако смею надеяться, что даже те студенты, которые приходят к нам с довольно абстрактными намерениями, еще не осознавая, что может дать им в будущем специальность искусствоведа или музеолога, заканчивая университет, понимают:  с нашей помощью они создали себе ту интеллектуальную основу, которая позволит им работать практически в любой гуманитарной области. Сегодняшним выпускникам еще труднее, чем  предыдущему поколению, осознать, что будет делом их жизни. В любом случае надо отметить -  все наши студенты востребованы. Мы растим для себя ту среду, в которой мы профессионально живем сейчас и намерены жить дальше. Греет душу,  что научные сотрудники Музейного центра – хранители и экспозиционеры – Олег Кормышев и Юлия Лебедева, с которыми мы вместе строим нашу работу, пришли в Музейный центр сразу после окончания факультета Истории искусства, а  сейчас уже признаны среди профессионалов.

- Всегда интриговало такое явление как «Другое искусство» Музейного центра, иными словами музей неофициального искусства. Почему оно другое? Ведь другое – это зачастую «чужое», «не наше»?

Это искусство теперь уже наше, «ргэгэушное». Дело в том, что под этим названием -  «Другое искусство» - состоялась в 1991 г. историческая выставка в Третьяковской галерее, и одним из кураторов этой выставки был Леонид Прохорович Талочкин. Кстати, будучи в РГГУ, эту коллекцию очень оценил Директор библиотеки конгресса США Джим Биллингтон, хорошо знающий историю и культуру России. Эта коллекция считается второй в мире по художественному значению после коллекции Нортона Доджа в университете Ратгерс в штате Нью-Джерси  под Нью-Йорком. Однако принципиальная разница между ними в том, что Талочкин был очень неординарным коллекционером, и в отличие от миллионера Доджа,  никогда ничего не покупал и никогда ничего не продавал. В его коллекции были те произведения искусства, которые ему дарили художники-шестидесятники, потому что Л.П. Талочкин как раз из этого поколения. В конце 90-х годов он передал свою коллекцию университету для экспонирования на длительный срок для того, чтобы наши студенты, а с ними   он обожал общаться, могли видеть, что такое искусство андеграунда. «Другое искусство», иными словами,  - искусство неофициальное, искусство художников-нонконформистов. Оно представлено в наших залах именами очень известных людей: это и Оскар Рабин, и Владимир Немухин, и Валентина Кропивницкая, и Борис Бич, список можно длить и длить. Это те художники, которых теперь показывают в Третьяковской галерее, в Музее современного искусства, в Отделе новейших течений Русского музея. Но когда-то мы были первыми, кто создал именно музейную экспозицию. И задолго до официального открытия, в девяностые годы прошлого столетия, студенты  ходили к Л.П. Талочкину домой, где он бескорыстно показывал им коллекцию и общался на темы, не вписанные тогда в наши программы.Сейчас идет ре-экспозиция в «Другом искусстве», это означает, что мы меняем пространство в университете, связанное именно с этим направлением. Руководство университета поддерживает нас в желании сфокусировать внимание наших студентов и публики, посещающей музейные залы, на тех произведениях, которые мы раньше не показывали. Ведь любой музей всегда показывает только часть своих собраний. Всякий раз мы создаем новую концепцию, по которой показываем те или иные произведения искусства.Мы всегда стараемся сопоставить деятельность Музейного центра с тем, что происходит в целом в художественном мире Москвы. Можно ответственно говорить, что наш университет известен своими музейными и выставочными проектами, и художественные критики отмечают, что мы органично «вписались» в художественную карту Москвы. Музейный центр принимает участие в Международных бьеннале и в других самых разных мероприятиях при поддержке крупных музеев и галерей. Важно подчеркнуть мысль, что через музей, через наши экспозиции можно иначе показать университет,  в другом ракурсе увидеть, казалось бы, обыденные события. Так что теперь уже общепризнано: имиджевая роль Музейного центра для университета весьма существенна.

- В 2005 году нашем университете открылась постоянная экспозиция «Искусство Древней Мексики», где представлены экспонаты – копии древних предметов, которые позволяют оценить культурное наследие Древней Мексики. В чем уникальность этой экспозиции?

Зал искусства Древней Мексики был создан в поддержку идеи И.В. Цветаева. Мы создавали этот зал совместно с Национальным институтом антропологии и истории Мексики и Посольством Мексиканских Соединенных Штатов в РФ в продолжение программы, по которой студенты обучаются в Мезоамериканском центре факультета истории, политологии и права. Директор центра,  профессор Г.Г. Ершова была заинтересована, в первую очередь, в том, чтобы студенты, профессионально изучающие Мезоамерику, могли использовать наш зал для практических и семинарских занятий. Но и не только они. Ведь в зале представлены редкие экспонаты,  для того, чтобы увидеть их в  подлиннике, нужно полететь в Мексику, потому что в другом месте Москвы и России Вы этого не увидите. Конечно, в ГМИИ им. А.С. Пушкина, в Эрмитаже есть отдельные подлинные предметы, связанные с искусством Древней Мексики, но они, в основном, в запасниках. Такой отдельной постоянной экспозиции больше нигде нет. В экспозиции –  мелкая пластика из керамики и камня, ювелирные украшения. Это копии творений ольмеков, сапотеков, майя,   астеков и др. Законченность экспозиции придают работы петербургского художника Эрвина Виленского, выполненные в оригинальной технике  микромозаики из натуральных минералов, в частности, карта Мексики, показывающая как  мезоамериканская цивилизационная модель возникала и распространялась по этому древнему региону Нового Света.То, что открытие экспозиции, посвященной искусству древних мексиканцев, состоялось при участии Председателя СФ РФ С.М. Миронова и Министра образования и науки А.А. Фурсенко, свидетельствует о том значении, которое сегодня придается и российско-мексиканским взаимоотношениям в целом, и расширению российского влияния в деле образования и просвещения.Новый зал содержательно дополнил основную экспозицию Музейного центра университета. Важно, что она имеет непосредственное отношение к учебному процессу.В нашем университете есть, что показать эксклюзивного, и этим можно гордиться. Нонконформисты и коллекция Л.П. Талочкина – это тоже эксклюзив. Мне важно напомнить, что идея создания университетского музея, о которой когда-то говорил профессор И.В. Цветаев, продолжает жить и расти благодаря чистоте намерений и высоте поставленной цели.

-Раскройте нам планы музея на будущее? Какие проекты и мероприятия нас ждут впереди?

Выставочная деятельность в этом учебном году, как всегда, интенсивна. Нас ждут выставки известных художников, к примеру, выставка Бориса Бушмелева. Она  называется «Клуб неудачников». У этого выставочного проекта есть подзаголовок – «Киносеанс в музее», поскольку он соединил живопись, графику, скульптуру и кино, ведь Б.Г.  Бушмелев еще и режиссер, ученик легендарного мастера Льва Кулешова. Кстати, Борис Бушмелев подарил нашему университету многие работы своего отца, художника Геннадия Бушмелева, который был, если можно так сказать, стихийным просветителем, человеком, собиравшим в послевоенные годы арбатскую публику для просмотра фильмов прямо на улице, натягивая простыню вместо экрана.  Запланирована выставка из коллекции Михаила Алшибая, известного кардиохирурга, который собирает произведения по направлению «Другого искусства». Мы стараемся развивать те направления, которые существуют, а также создавать новые. Безусловно, будут выставки, связанные с проектами, которые делают наши студенты. Традиционно каждый год проходят выставки студентов-дизайнеров, где они показывают свои дипломные проекты, которые  впечатляют своим уровнем и разнообразием.В нашей выставочной программе довольно много места уделяется сотрудничеству с Управлением по международных связей РГГУ, с международными центрами. Это связано с интенсивной международной деятельностью нашего университета. К примеру, программы проведения Дней Дании,  Мексики, Турции традиционно на протяжении многих лет включают выставочные проекты. Надеюсь, событием для университета и для публики будет выставка совместно с УМС и Посольством США «Фотографии из семейного альбома дочери американского посла, 1937-1938».На этот год, как, впрочем, и всегда мы запланировали больше выставок, чем может себе позволить университет, но это запас сознательный, с учетом  многих обстоятельств: могут измениться планы у художников, должна быть поддержка международных мероприятий посольствами, могут возникнуть изменения в финансовой ситуации. Но, конечно, главное, чтобы наша деятельность была необходима студенчеству.

 -Спасибо!

Программа "Лица университета"© производится Пресс-центром РГГУ. Съемки программы проходят в формате интервью с экспертом, который является сотрудником нашего университета. 
Авторы программы: Межиева Айна, Ануфриев Сергей.






Версия для печати